Главная » Мемуары

Сподвигло меня написать своеобразные мемуары, пожалуй, то, что в настоящем и будущем не видно уже абсолютно никакого смысла и прогресса. Не только у меня и не обо мне лично речь. Речь обо всех. Но обо всём по порядку. По мере продвижения по моим воспоминаниям, возможно кто-то увидит что-то, после чего его понимание сути вещей станет созвучно моему. Итак, вместо пролога я напишу своё самое первое воспоминание в этой бренной жизни... Я сижу в удивительной, почти сказочно-игрушечной, сидячей коляске с какими-то вертящимися игрушками передо мной, одновременно служащими своего рода защитным барьером. Коляски тогда были красивые и удобные, не то что сейчас. Со мной, разумеется, родители. Они провожают гостей. И вот мы находимся, скорее всего, на набережной Макарова, рядом с академией тыла и транспорта, но я могу и ошибаться. Однако кажется что именно там. И вот, взрослые о чём-то беседуют, а я сижу в своём маленьком годовалом тельце и смотрю на полную луну, которая взошла в вечернем небе над Невой. При этом ощущение мыслей у меня абсолютно взрослого человека, как будто я уже не в первый раз здесь. Я смотрю на эту луну и во мне одновременно просыпаются и радость и грусть. Радость видимо была связана с тем, что я оказался в замечательной семье, в замечательном городе и в самой замечательной стране, а грусть — с тем, что всё это продлится не так долго как хотелось бы и даже совсем недолго. Не знаю, но помню что мысли были какие-то очень взрослые, анализирующие. А потом — всё. Потом я снова в начале своего пути. Этого пути.

Начать свой рассказ я посчитал правильным с самого начала, а именно - с краткой истории моих родителей. Вырос я в дружной и счастливой семье, а потому было бы абсолютно правильным рассказать о том, что сам я знаю с их слов, не выдумывая и не домысливая. Это будет краткий экскурс в историю моей любимой семьи.

Мама родилась и выросла в городе-герое Ленинграде, как и её собственная мама - моя бабушка. С этим городом у меня кровная и духовная связь и воспринимаю я его только как Ленинград. Отец родом из села на Западной Украине. Во время службы в рядах Советской Армии, он оказался в городе на Неве, где они с мамой и познакомились, будучи совсем юными - ей было 18, а ему 20. Романтические свидания на Английском мосту реки Фонтанки, походы в кино в ДК им. В.П.Ногина на пр. Огородникова и искренние чувства привели их к браку. И несмотря на столь нежный возраст для серьёзной семейной жизни, они прошли долгий и счастливый путь вместе, когда только смерть может разлучить в угоду судьбе.

Именно там, на набережной реки Фонтанки в доме 150, и взяла своё начало наша семья. Здесь родилась моя старшая сестра, а спустя год, благодаря благам советской власти, мои родители вместе с бабушкой смогли переехать в абсолютно новую квартиру, абсолютно нового дома в Сосновой Поляне по улице лётчика Пилютова, дом 5. Там я и появился на свет. Но уже ровно через год, опять же, мы с бабушкой разъехались по двум отдельным квартирам. Это было в 1976 году. Так и начался замечательный период на Биржевой линии, дом 1. Люблю это место до сих пор, хотя его изуродовали как и весь город уже до неузнаваемости. Но все самые светлые воспоминания и первые детские впечатления у меня всё же связаны с этим временным отрезком, длиною в семь лет. Именно здесь, едва научившись говорить, на вопрос : "Как тебя зовут?", я почему-то отвечал: "Сисика".

Этот милый сердцу дворик нашего дома, который в свою очередь находился во дворе Библиотеки Академии Наук СССР, в конце живописной Менделеевской линии. У нас там помещались одни качели и рядом маленький скверик, но этого было более чем достаточно для весёлых детских игр и забав. А зимой за одноэтажным зданием прачечной сама собой появлялась ледяная горка. Даже уголь, который хранился по другую сторону дома для нужд библиотеки, совершенно не портил картины. Дворники жили на первом этаже и исправно выполняли свою работу. На весь дом было всего два алкоголика, но они были самые что ни на есть безобидные и весёлые. Когда дети гуляли во дворе, то они даже присматривали за ними, чтобы те чувствовали себя в безопасности. Но в советские времена ощущение безопасности было само собой разумеющимся, ибо ничто и никому не угрожало - это знали и понимали все. Никаких железных дверей с кодовыми звонками и решёток на первых этажах. Можно было подойти к открытому окну соседей на первом этаже и с улицы мило поболтать. Дом был дореволюционной постройки, а потому здесь не у всех были телефоны, зато были печки. Отсутствие телефона не являлось проблемой - соседи всегда были радушны и приветливы. У нас, например, соседи по лестничной площадке в лице доброй старушки, сами предложили родителям оставлять их номер для своих нужд и когда звонили родителям, то она сама приходила и звала к телефону. Естественно мы не наглели в этом плане, но наглость и хамство также были чужды большинству советских людей. Мы с сестрой открывали свою входную дверь, а соседка свою, и получался своеобразных коридор, который закрывал угол нашей лестничной площадки между нашими двумя квартирами.

Папа работал в стоматологической поликлинике Академии Наук СССР, рядом с Кунсткамерой, а мама была домохозяйкой и занималась нашим с сестрой воспитанием. Точнее уже моим воспитанием, поскольку я ещё был маленьким. Помню как часто мы выходили из дома и шли встречать из школы сестру. В полдень всегда с Петропавловской крепости слышался залп. В течении дня мы и гуляли во дворе и ходили с мамой по магазинам, а потом встречали с работы папу и шли по живописной аллее вокруг института им. Д.О. Отта. Там у здания бывшей биржи была автостоянка, где мы садились в наши "Жигули" и отправлялись в универсам и на прогулку. Могли запросто поехать вдруг в Павловск или к знакомым в Пушкин. В универсаме всегда было огромное разнообразие свежих продуктов, а в довершении визита в него, мне нравилось ставить корзинку на автоматическую ленту, которая уносила корзинку куда-то вдаль. Магазинов у нас тоже было много, достаточно было пройти по Тучкову переулку и выйти на пересечение Съездовской линии и Среднего проспекта Васильевского острова. Чего тут только не было! Вкуснейшая домовая кухня на углу Тучкова переулка. Для папы всегда свежее пиво на углу рядом со строительным магазином. Трикотаж и ткани, большой магазин хозяйственных товаров, винно-водочный подвальчик, галантерея, булочная и кондитерская, магазин открыток и многое-многое другое. Но больше всего мне нравилось гулять по удивительным на тот советский период времени 6 и 7 линиям Васильевского острова. Это сейчас там бесполезная и неуютная пешеходная зона. А в советские времена… В магазине "Торты и пирожные" всегда можно было купить потрясающие вкусности. Именно там мама заказала мне день моего рождения великолепный торт, по краям которого стояли кремовые гномики с шоколадными кольцами в руках. Помню как жалко мне было их есть и отдавать их на съедение другим детям. В кондитерской были обалденные булочки с маком, да и много всего прочего. Я уж молчу про пирожки с повидлом, мясом, капустой и мороженое, продававшееся на улицах вместе с автоматами газированной воды и самыми разными соками. Мне нравились и галантерейные магазины тем, что там было очень много самых разных пуговиц, которые выглядели как маленькие произведения искусства. Магазином там было очень-очень много, но мой любимый был магазин пластинок. Поскольку я обожал слушать сказки на проигрывателе, то у меня была огромная коллекция всевозможных виниловых пластинок с постановками. Особенно любил большие прочные иллюстрированные коробки с несколькими пластинками сразу - такие большие были сказки. "Двенадцать месяцев", "Лев ушёл из дома", "Музыкальный магазинчик" и многие-многие другие. Постоянно в магазине появлялись новинки и мама каждый раз покупала мне новую сказку. А самое любимое место здесь у меня был кинотеатр "Балтика". Сейчас там стоит уродливая "путинка" и какой-то бредовый памятник какому-то Васе-пушкарю (выдуманная фигура). Это уже при Путине его снесли как и многие другие знаковые исторические здания Ленинграда, а так само здание изначально строилось как кинотеатр ещё до революции. Это мой первый кинотеатр. Кинотеатр моего детства. Как можно забыть внутреннее убранство это замечательного места с большим аквариумом, к примеру? Особенно когда ты идёшь на фильм "Вожди Атлантиды". Там же смотрели "Крамер против Крамера" с Дастином Хофманом и Мерил Стрип и "Легенду о динозавре". Здесь же мы были на фильмах "Наваждение" и "Тайна мотеля "Медовый месяц". Я никогда не забуду этот легендарный во всех смыслах кинотеатр нашего города.

Если уж перешли к теме кинотеатров, то особенно я любил выходные дни. Например, в субботу мы всегда куда-то выезжали на автомобиле загород на прогулки, пикник или просто по магазинам. А по воскресеньям папа всегда ездил за билетами в какой-нибудь кинотеатр и мы шли на какой-нибудь новый зарубежный или отечественный фильм. Чаще всего зарубежный конечно, поскольку советские фильмы всегда можно было спокойно посмотреть потом и по телевизору. Сейчас уже не осталось по сути ни одного кинотеатра города. Они снесены, распроданы и изуродованы как и вся история нашего города и нашей страны. Нынче ходят в какие-то сараеподобные торговые центры, где посреди китайских шмоток и противной жрачки, имеются кинозалы. Последний раз сходил в такой в конце 2012 года и больше ни за что ни ногой. А в советские времена поход в кино как и сами кинотеатры - это было нечто торжественное и особенное. Билеты раскупались быстро, люди ходили семьями. И не только в такие великолепные кинотеатры Ленинграда коими были "Великан", "Колизей", "Ленинград", "Москва", "Аврора", "Баррикада", "Октябрь", "Прометей" и многие другие, но и в различные Дома Культуры.

После похода в кинотеатр, мы обязательно заходил в мороженицу. Нам с сестрой брали по три-четыре шарика с сиропом в креманку мороженого и лимонад, а родители брали себе бутылку шампанского к мороженому. Рядом у нас был великолепный рынок на Большом проспекте, куда мы наведывались после. Сейчас этого уже не представить, а тогда уже при входе вас одолевали всевозможные ароматы, исходившие с рынка. Если бы вы сейчас побывали на том рынке, то при походе в современный рынок или гипермаркет, вас бы просто стошнило от нынешнего изобилия всяческой фальсификатной гадости. А тогда сметана была сметаной, с запахом, без комков. Рыба пахла рыбой, а мясо мясом. Причём свинина отличалась от говядины или телятины и наоборот. Разные соления, колбасы, сыры, овощи и фрукты, зелень и маринады. А в жаркую погоду визит в магазин "Океан" - это и вовсе сочетание приятного с полезным и вкусным. В общем, обогатившись духовно, мы отоваривались материальным и не спеша шли домой. Дома всегда было чем заняться, а при желании побездельничать перед телевизором, по которому, не взирая на три канал, каждому находилось что-то интересное. Я, например, любил сидя перед телевизором, смотреть, сказки или, например, мультфильм "Вокруг света за 80 дней", закусывая колбасой твёрдого копчения и поедая чёрную осетровую икру столовой ложкой. Да, вы можете не верить, но такое было и как показали воспоминания современников после, это было вполне доступно многим. На фоне антисоветской лживой пропаганды последних десятилетий, это будет казаться фантастичным для многих , кто в те времена не жил, но мой дальнейший рассказ-воспоминание, поведует вам и о многом другом что имело место в действительности и о чём теперь можно только мечтать.

Должен сказать, чтобы не возникло какого-то искажённого представления, что у нас была самая обыкновенная советская семья. После размена, мы проживали в однокомнатной квартире. Ванну вместе с газовой колонкой мы уже проводили самостоятельно - дома дореволюционного периода не отличались особым комфортом и заботой о квартирантах. Так что описываемые мной блага были доступны абсолютно всем и каждому, кто не являлся лодырем и тунеядцем. Но мне наша квартира очень нравилась. Вообще на такие мелочи никто тогда внимания не обращал. Мы не судили о людях по тому в каком доме или квартире какой площади он живёт. Также не стоит думать, что если мой отец был стоматологом, то значит всё было как в детективах того времени, где карикатурно искажалось представление о зубных техниках и стоматологах. В этой среде были очень интеллигентные и трудолюбивые люди, которые каждую копейку зарабатывали действительно своим трудом. Также и среди друзей моих родителей были люди самых разных профессий. У нас постоянно были гости, приходили семьями, с детьми. В одной семье мужчина был водителем троллейбуса, а жена домохозяйкой. В другой - водитель грузовика и учительница. Все жили тогда достойно и в достатке, кто бы какую антисоветскую ерунду не говорил до сих пор. На каждый праздник стол у всех был накрыт самыми разными блюдами, а не одним каким-то там салатом "Оливье" или селёдкой "под шубой". Кстати, никогда никто не называл "мясной салат" этим дурацким словом "Оливье". Это уже стали зомбировать в постсоветское время. Поскольку в "мясной салат" добавляли и мясо, и язык, и буженину, то вы можете себе представить насколько он был вкуснее и насколько это невозможно приготовить в наши дни. Но я отвлёкся, хотя такие ремарки будут вначале регулярно, поскольку очень уж искажена история дней минувших в сознании многих современников.

Первая машина у нас появилась сразу после моего рождения, в 1975 году. Это были "Жигули". Вообще отец очень уважал именно "Жигули" и потому вплоть до 1986 года, он менял их трижды на более новые модели. Это ещё к слову о том, дескать, на машину нужно было копить годами. Кто работал - проблем не имел. Кто хотел чего-то большего, тот учился и выбирал более трудную профессию или просто уезжал, к примеру, на север на несколько лет. Так, например, одна семья знакомых и сделала, проработав в Мурманске несколько лет. Так они купили и кооперативную квартиру и машину. И в то же время, автомобиль и не должен быть легкодоступным. Сейчас мы уже видим, после введения кредитов, как любой дурак может сесть за руль. При этом ему негде жить и нечего есть. Но самое страшное - это чудовищная экологическая обстановка. 80% всех загрязнений и причин развития онкологических и прочих заболеваний - это именно выхлопные газы автомобилей. Раньше мы свободно могли ходить по тротуарам и набережным, дыша свежим воздухом. В квартирах при открытых окнах пыль и вовсе не собиралась. А что мы имеем сейчас? Всё загажено разбросанными псевдоиномарками, а пыль проникает даже в закрытые шкафы при закрытых же окнах. Всё это именно по этой причине. Количество автотранспорта должно жёстко регулироваться и быть доступным по трудовому принципу. Понятное дело, что в условиях рыночной вакханалии это невозможно.

Как я уже говорил, мы часто путешествовали на машине. И не только по городу и его пригородам, но и по стране. Поездки в Карпаты, на Западную Украину или в Сочи, Абхазию были самыми любимыми. После того как в детстве я часто простужался и в итоге меня одолел гнойный отит, то врачи рекомендовали моим родителям сменить климат хотя бы на лето, чтобы я не так простужал уши. Первые поездки, когда мне был год, я безусловно не помню, но вот отчётливо помню лето 1979 года и нашу первую поездку в Абхазию, в посёлок Леселидзе на берегу Чёрного моря...


Как-то все мои воспоминания почему-то начинают свой осознанный отчёт именно с моего четвёртого дня рождения. Может первая поездка на экзотический юг, к морю, явилась дополнительной стимуляцией к запечатлению событий, но факт остаётся фактом. До этого возраста воспоминания довольно обрывочные. Тем летом мы отдыхали в Абхазской АССР, в посёлке Леселидзе, на Аптечной улице, которая упиралась в Чёрное море. Как и многие советские граждане с разных уголков Союза, мы снимали комнату в одном из частных домов. Два больших участка с двумя большими домами соседствовали друг с другом и принадлежали двум родным сёстрам - Ольге Гавриловне и Любови Гавриловне. Между собой они почему-то не очень ладили, но участки соединялись тропинками с калитками. В первый год мы остановились у Ольги Гавриловны и там была одна небольшая комната, но с отдельным входом. Вместе с нами в других комнатах с отдельными входами отдыхали семьи из Ленинграда, Душанбе, откуда-то с Украины и ещё какой-то республики. Надо сказать, советские люди не выделяли друг друга по национальностям и нам совершенно было всё равно кто и как выглядит в те времена. Мы во всех видели человека, соотечественника. Во всех семьях были дети и мы дружно играли и веселились от всей души. Также дружно и весело проводили время и наши родители, особенно вечером, собираясь за большим столом посреди владений сестёр с обязательным домашним хозяйским вином. Впрочем, недостатка в пище и вине тут и так не было - помимо магазинов, кафе и ресторанов, на Аптечной улице у каждого было чем угоститься: орехи, алыча, яблоки, соки, вино и многое другое. Идёшь во время прогулки, а почти у каждой калитки кто-то чем-то торгует. Стоило-то всё копейки. Но в конце Аптечной улицы стоял киоск с мороженым. И каждый день оно было разного цвета и вкуса. А советское мороженое - это нечто неповторимое. Такого больше никто не делал и вряд ли будет делать.
Подходишь ближе к берегу моря, а тут вот и лаваш пекут прямо при тебе. Пока до моря дойдёшь - уже весь и съели, такой уж он был вкусный. А однажды, во время дневной прогулки с мамой и сестрой, мы увидели, как в небе пролетал какой-то чёртик в ступе. Вот в самом деле! Спроси из нас любого - каждый подтвердит. Было и такое сказочное явления, отложившееся в памяти.

Сам курортный посёлок Леселидзе располагался на самом берегу Чёрного моря. Назван он был в честь советского военачальника, генерал-полковника, Героя Советского Союза Константина Николаевича Леселидзе (1903-1944). В советское время тут были построены детский санаторий, дом отдыха, спортивная база-пансионат и многое другое. Находился он на границе Абхазской АССР с РСФСР, которые разделяла бурная река Псоу. Маленький мост через эту реку считался самым длинным, потому что именно здесь проходила граница не только меду двумя республиками, но и часовыми поясами. Таким образом, получалось, что проходил целый час, поскольку именно такой была разница во времени между РСФСР и Грузинской ССР.

Мы довольно часто, кстати, ходили загорать и на пляж посёлка Весёлое, находящегося на российской стороне реки - там был более песчаный пляж, а в Леселидзе галька. Переходили прямо в брод бурную горную реку Псоу - полный экстрим со стороны взрослых, осуществляющих переход с маленькими детьми. Но, к счастью, всё обошлось, и прибегали к этому маршруту мы лишь несколько раз. Однажды у меня в бурном потоке унесло все пляжные игрушки. Видимо в Турцию. На черноморском побережье было всегда очень много отдыхающих. Позволить себе такой отдых в советское время мог каждый советский гражданин, поэтому семьями люди путешествовали по всей необъятной стране. Но большое количество людей в те времена не напрягало. Всё-таки не было распущенности и просто быдла, без которых теперь уже не представить ни одного публичного места, в том числе и пляжа. Наоборот все вели себя культурно и цивилизованно, при этом отдыхая и душой и телом. На пляже всегда торговали чем-нибудь вкусненьким и прохладительным. Всегда мы с собой брали помимо надувных матрасов, всякие надувные игрушки, пояса для детей и мячи. Всё было разноцветное и красочное, надувать было несложно. Взрослые брали с собой книги, дабы сочетать приятные солнечные ванны с полезным занятием. Здесь у меня папа особенно зачитался двумя повестями: "Твёрдая Рука" и "Гамбусино" про ковбоев и индейцев Густава Омара. Поскольку мы были на машине, то путешествовали и по всем окрестностям: Сочи, Гагры, Пицунда, Сухуми, озеро Рица и многие другие замечательные живописные места. Также и ездили на пляж в Сочи, где часто к берегу подплывал белый лайнер, на котором можно было совершить прогулку по морю, что мы и делали.
Ещё незабываемым было ощущение, когда лежишь на солнце, загораешь, а совсем рядом виднеются горные вершины, покрытые снегом. Вообще сами горы оставили яркое впечатление в первый же наш приезд. Когда ехали на озеро Рица, то путь наш проходил по горным извилистым дорогам среди высоченных обрывистых скал, минуя многочисленные горные тоннели. То тут то там, прямо у дороги, нас ожидали фотографы, продавцы соками всех цветов и вкусов. Всё путешествие казалось сказочным и незабываемым. Казалось, что такое будет всегда...

Первый раз, летом 1979 года, мы отдыхали в Леселидзе с бабушкой. Именно она нам посоветовала этот курортный посёлок, будучи здесь ранее. Люди в советское время вообще очень часто разъезжали по необъятным просторам нашей Родины, сочетая отдых и новые впечатления. Дураки до сих пор основной и по сути единственной причиной, по которой они не любили СССР, называют именно невозможность путешествия по разным странам. Ну для начала это неправда. Возможность такая была, просто всякое быдло, как сейчас, не имело возможности позорить нашу советскую страну. А на самом деле такой необходимости у нормального человека и не было. За десятилетия постсоветского хаоса, у меня так и не возникло желания мотаться по всяким Турциям, Египтам, ОАЭ и прочим Пхукетам или Канарам. Понимаете, всевозможные климаты были у нас и в пределах одной своей страны. Хочешь восточной сказки? Пожалуйте в Самарканд или Ашхабад, на родину Аладдина. Хочешь солнечного моря? Есть огромная череда прекрасных мест, начиная от Крыма и до красот Грузии. Захотелось вкусить старой Европы? Есть замечательная Прибалтика. Карпатские и Кавказские горы, Алтай и Урал, озеро Байкал и экзотичный и далёкий Владивосток. На самом деле у нас было всё, но мы этого не ценили. Многие поддавались антисоветской пропаганде и думали, что где-то там лучше. Как выяснилось - там никогда не было так хорошо как было у нас.

До 1979 года мы в основном отдыхали на Западной Украине, посреди красот Карпатских гор и рек. В этот раз впервые мы посетили юг нашей Родины. Впечатления были великолепными. Сейчас вообще не передать всей той ауры и атмосферы, что царила на всей территории нашей страны, но возможно мой дальнейший рассказ продемонстрирует вам то, что сейчас уже даже мне кажется фантастичным вымыслом и порой очень трудно поверить, что ты вспоминаешь собственную жизнь и всё рассказанное было пережито. К счастью, всё это было, а потому продолжу...
Очень я любил эти поездки по стране на машине. Они были несравнимы с полётами на самолёте и поездкой на поезде, хотя и то и другое я тоже очень любил. Это было тяжелее, но удобнее после. Ведь там мы могли спокойно путешествовать и по близлежащим окрестностям. К примеру, приезжая на Украину, мы всегда могли самостоятельно поехать в Карпаты, во Львов или в Мукачево, заехать посетить скалу Довбуша и так далее. Путешествия в Карпатах особенно запомнились своими красивыми горами, лугами, полями и, конечно, горными реками с висячими верёвочными мостами через них. На юге, приезжая в Абхазию, мы могли в один день заехать в Сочи, в другой – в Гагры или Сухуми, в третий – в Пицунду или на озеро Рица. Эти незабываемые ощущения от самих путешествий да ещё и в кругу любимой семьи – то, что хочется пожелать пережить каждому ребёнку.
Мне нравилось когда вечерами взрослые собирались за большим столом посреди огромного сада, с многочисленными тропинками и имеющим в качестве живой крыши развесистый виноград, мы собирались в своём секретном шалаше в дальней углу сада или отправлялись на прогулку на пляж Чёрного моря. Потом играли на Аптечной улице в мяч или бадминтон под уютным светом изящных фонарей, поскольку темнеет на юге довольно рано даже летом.
Каждый день мы совершали прогулку по посёлку Леселидзе. Шли по Аптечной улице, общались, улыбались. Почти у калитки каждого дома продавалось что-нибудь вкусненькое: орехи, яблоки, алыча, виноград и многое другое. Можно было купить хоть банку хорошего домашнего вина, хоть просто выпить стаканчик по дороге. А в конце улицы по центру стояла будка с мороженным. И каждый день разного цвета и вкуса… Никогда, никогда уже детям после советского времени не узнать истинного вкуса настоящего мороженного. Да и всего остального тоже безусловно.

Потом встречались по дороге такие специальные печи, в которых прямо при покупателях готовили лаваш. Не та гадость, что продаётся сейчас типа “из тандыра”, а настоящий горячий вкусный лаваш. Пока гуляли, всегда съедали его – таким он был вкусным.
Мне нравилось, когда мы плыли на катере по озеру Рица в окружении зелёных величественных гор, то вода в озере была зелёной как лимонад “Тархун” из-за глубины и казалось, что вот-вот из воды вынырнет какое-нибудь чудовище как в фильме “Легенда о динозавре”.
Мне нравилось, когда фотографируюсь на верёвочном мосту через горную карпатскую реку, я был уверен и улыбался, а мама с дядей крепко вцепились в меня, чтобы я не упал, но по-моему они сами боялись упасть больше, чем я. Мне нравилось когда после одной из поездок в Мукачево, мы остановились в горной равнине у красивого деревянного ресторана и вкусно пообедали там эскалопами с жареной картошкой и прочими вкусностями. А в другой дорожной таверне горячее подавали прямо на маленьких таких сковородочках. И когда на обратном пути мы попали под сильный ливень и у меня промокли ноги в сандалиях, то заехав в первый попавшийся детский магазин во Львове, мне купили жёлтые хлопковые носки и синие ботинки в красными носами. Это сочетание цветов мне очень понравилось и я выхаживал в них даже по двору рядом с коровником и курятником у бабушки.

Вечерами в украинском селе вся родня собиралась за большим столом, ужинала, общалась и песни звучали до поздней ночи, несмотря что рано утром многим надо было рано вставать и заниматься скотиной и хозяйством.
А ещё мы во время поездки по городам и весям, дружно пели песни. Нам с сестрой на заднем сидении клали одеяло, там куда ставят ноги, и клали подушки – можно было лежать, отдыхать, читать книжки.
Но также я любил и поездки на поезде, когда мы загрузимся в своё купе, нам принесут чай в таких специальных красивых стаканах с подстаканниками и фирменным сахаром, который также выдавали и в самолётах. Смотреть в окно за пролетающими красотами нашей необъятной Родины. Засыпать под мелодичный стук колёс. Иногда я мог заблудиться, выходя в коридор и усаживаясь на специальные откидывающиеся сиденья у окон, поскольку все двери выглядят для ребёнка одинаково. А атмосфера в аэропорту Пулково? Это же было целое событие, начиная со сборов дома и поездки на такси или специальном автобусе до аэропорта. А затем ожидание в самом Пулково. Тогда он был светел, многолюден и универсален. Можно было купить всё что угодно – от интересных книг до таблеток от тошноты при полёте. Можно было посидеть в уютном кафе со всякими вкусностями. Да просто сама атмосфера была такая живая и приятная. Это вообще свойство того времени – атмосфера, аура. То, чего уже много десятилетий у нас и в помине нет. Потом путь к самолёту. Но возвращение всегда нравилось больше. Всё-таки домой. Всё-таки любимый Ленинград. Особенно запомнилось как мы летели со Львова в Ленинград и рейс был поздний. Гроза, ливень, небольшая задержка рейса в связи с этим. Но мы вскоре вылетаем и вот сидишь внутри салона самолёта, а за стеклом иллюминатора тёмная ночь, ливень, гром и молнии. Было так здорово! И ни капли страха. Это сейчас, надо быть самоубийцей, чтобы летать на списанных американских корытах с пьяными неграмотными пилотами да ещё и ночью в грозу – список многочисленных и регулярных уже авиакатастроф пополняется быстро. А тогда мы летали много и часто. И ни разу не было ни грамма страха или какой-то боязни.

Можно долго обо всё этом рассказывать, но никакие слова не заменят и не опишут те картины из той жизни. Я рад что они у меня были. Во всяком случае в моей жизни был пусть и небольшой, но яркий период. У многих их теперь нет вообще.
Я помню даже те отношения между детьми, которые происходили в разных уголках нашей страны. Будь на юге, или на Западной Украине – нигде я никогда не ощущал какой-то враждебности. Наоборот, особенно когда узнавали что я из Ленинграда. Ленинградцев очень любили по всей стране и я был горд, что отношусь к тем замечательным людям, которыми славился в советские времена город на Неве. Вопреки нынешней пропаганде, даже в глухом украинском селе подо Львовом, я мог подойти к местным мальчишкам и они разговаривали со мной на русском языке. В абхазском посёлке Леселидзе я общался с ребятами из самых разных уголков страны и мы тоже не делились на какие-то условные различия. Нам без разницы было какой разрез глаз или какой оттенок имеет кожа. Будь ты из Душанбе или из Ленинграда, из Одессы или из Москвы – все мы были советскими детьми. И я был уверен, что так было везде. Уверен до 1984 года…

Ну а пока это было замечательное, светлое и доброе время. Именно в доме на Биржевой линии, во дворе Библиотеки академии наук СССР, я и начал обретать свой первый опыт в этой земной жизни, свои первые воспоминания. Я до сих пор люблю именно это место – Менделеевская линия, Тифлисская улица, Тифлисский переулок, Биржевой проезд, Тучков переулок, Стрелка Васильевского острова, набережная Макарова и другие памятные ленинградские уголки. Сейчас там конечно тоже всё потеряло былой величественный и одновременно уютный вид, всё заставлено автокорытами и разными никчёмными заведениями. Но тем не менее – эти места хранят истинный ленинградский дух.

Здесь мы гуляли с мамой и папой. По этим улицам мы возвращались пешком и на машине в наш двор, в наш дом, в нашу уютную однокомнатную квартиру. Комната была большая и нам с сестрой отделили красивой перегородкой из обожженного дерева, на которой висели цветы, зону отдыха, скажем так. Дом был дореволюционной постройки, он и сейчас стоит безо всякого капремонта. В углу, рядом с кроватями была старая печь. Она уже не работала, но антураж дополняла. Просторная кухня с вручную нарисованными на стенах кленовыми листьями. Это постарался наш дядя. Он любил рисовать и рисовал даже Деда Мороза нам на оконных стёклах по случаю Нового Года. В этом дворе у меня появился первый друг – девочка Оксана, живущая этажом выше. Мы играли во дворе и вместе пошли в первый класс. Один и тот же. Именно эту девочку я впервые как-то спросил: “А ты меня любишь?”, на что она убежала вдруг домой и всё рассказала своей маме, а её в свою очередь моей и я потом никак не мог понять что такого предосудительного я сделал. Но тогда это был мой первый звоночек, что в этой земной жизни у меня с любовью будет совсем неважно. Но мы дружили даже после того момента, как мы переехали в другой район.

Я с удовольствием шёл в школу в первый класс. Я прямо-таки ждал с нетерпением этого дня. И когда на школьной линейке ко мне подошла десятиклассница, взяла за руку и спросила меня: “Хочешь в школу?”, то всё моё страстное предвкушение о школе вдруг дало обратный результат: мне показалось, что это только ко мне подошла десятиклассница и задаёт мне этот вопрос во всеуслышание. От волнения я вдруг вымолвил: “Нет”, на что девушка засмеялась и ответила к моему изумлению: “Ну и правильно”.

Категория: Мемуары | Просмотров: 17 | Добавил: Nikolson | Дата: 06 Янв 2020